Дезориентация как причина плохого поведения у СДВГ-шек

Итак, в предыдущей записи я начала делиться с вами тем, что я узнала о дезориентации дислексиков, и о том, как это влияет на умение читать тексты. Но как быть с непонятным (гипер или гипо-активным, импульсивным и нелогичным) поведением? Не исключено, что все та же дизориентация – одна из важнейших причин тому, почему дети с диагнозом СДВГ ведут себя “плохо” или “неправильно”.

В своей книге “Дар обучения” Рональд Дейвис описывает вполне стандартную ситуацию между ребенком и воспитателем детского сада. Мне очень жалко, что я не прочитала это лет 5 назад, мне очень помогла бы такая иллюстрация понять собственного ребенка. Ситуация вполне типичная, и может быть спроецирована на аналогичные в школе, в спортивной секции, и тд.

Дальше значительно сокращенная цитата из книги:

“Ситуация произошла во время большой перемены. Воспитатель наблюдает за ребенком, как тот расталкивает других детей, стоящих в очереди на горку. Он ведет себя как хулиган, забирается на горку без очереди и съезжает у всех на виду. Это шокирует её. Воспитатель хватает ребенка за плечи, как только он подбежал снова к лесенке на горку. Он извивается, что бы освободиться, но она держит его крепко. Она наклоняется к нему и суровым голосом говорит: «Посмотри на меня!»

Когда он поднял взгляд на неё, она сказала: «То, что ты сделал не правильно. Ты должен ждать своей очереди! Ты меня понимаешь? Ты не скатываешься с горки, пока не настанет твоя очередь!»

Ребенок взглянул прямо ей в лицо, кивнул головой и сказал: «Да!»

Воспитатель отпустила плечи ребенка и поднялась. Он немедленно рванул к горке, растолкал детей, забрался на горку и съехал вниз.

Это расстроило воспитателя. Она схватила его снова и увела его с игровой площадки на некоторое время.

Воспитатель сбита с толку и не уверена, что делать дальше. Ребенок сказал, что он понял её, а затем продолжил делать все то, что она ему говорила не делать. Она не видит других способов достучаться до этого ребенка или получить контроль над ним без вмешательства, изменения его манеры поведения или возможно, применения медицинских препаратов типа Риталин.

Анализ

То, что произошло, смущает воспитателя. Её выводы, основанные на её опыте и понимании ситуации, кажутся ей очевидными. Действительно, основываясь на её опыте или обучении, изменение поведения или Риталин могут быть единственным решением для этого ребенка. Но это не настоящее решение, поскольку оно не решает самой проблемы. Она не в состоянии постичь, что её собственное неправильное понимание СДВ может быть причиной её отношения к ребенку. Ей кажется, что ребенок делает назло. Её умозаключения кажутся логичными, но не верными.

В действительности, основываясь на образном мышлении ребенка, на его знаниях полученных опытным путем и его ограниченной способности понять, что ему сказала воспитатель, он делал все, в точности, как она сказала.

Для нашего понимания, давайте учитывать, что у этого ребенка недостаток точных понятий, таких как: «самоидентификация» и «изменение». Его собственный опыт «причины» – ошибочный, также как и «время», «последовательность», «порядок».

У него либо полностью отсутствуют эти понятия, либо они не совсем правильные. В его альтернативной реальности, созданной при помощи дезориентации, «изменения» случаются только по его прихоти, и там нет такого понятия, как «последствие». Такие простые понятия, как «хорошо» или «плохо» интерпретируются с его точки зрения. «Хорошо» это то, что ему нравится. «Плохо» это то, что ему не нравится. «Правильно» – то, что он хочет. «Неправильно» – то, что он не хочет.

Без правильных понятий «изменения» и «последствия» все остальное недолговечно. Поэтому у него нет понятий «до» и «после». Его понятие «времени» растяжимо и ненадежно во внешнем мире. Понятие «последовательность» не может существовать без таких понятий как «изменение», «последствие» и «время». Равно как и понятия «порядок» и «беспорядок».

Слово за слово

Давайте рассмотрим, что сказала ему воспитатель, и интерпретируем, как он это понял с точки зрения образного мышления.

Воспитатель говорит: «Ты меня понимаешь?»

Слово «ты» опять приносит в его воображение изображения его самого.

Слово «меня» дает образ воспитателя держащего его за плечи.

Слово «понимаешь» не имеет образа – не имеет значения.

Это предложение оставляет в его сознании только его собственный образ и воспитателя, держащего его за плечи. Из этих образов можно только понять, что она его не любит.

Дальше, она говорит: «Ты не скатываешься с горки, пока не настанет твоя очередь!»

Слово «ты» опять приносит в его воображение изображения его самого.

Слово «не» не имеет образа – не имеет значения.

Слово «скатываешься» изменяет его мысленный образ самого себя на движущийся образ его самого.

Слово «с» не имеет образа – не имеет значения.

Слово «горки» изменяет его движущийся образ на образ, движущийся по горке.

Слово «пока» функция времени,  не имеет образа – не имеет значения.

Слово «не» не имеет образа – не имеет значения.

Слово «настанет» функция времени, не имеет образа – не имеет значения.

Слово «твоя» просто укрепляет его образ, движущийся по горке.

Слово «очередь» – функция «времени», «последовательности» и «порядка», не имеет образа – не имеет значения.

Это предложение оставляет в его сознании образ его самого катящегося по горке. Это для него руководство к действию, пойти скатиться с горки. Он ответил: «Да», как результат его понимания услышанного и немедленно приступил к выполнению. Забрался на горку, расталкивая детей, в то время, как воспитатель пребывает в недоразумении. (конец цитаты)

На мой взгляд, это очень подробное и схематичное объяснение тому, почему СДВГ-шки до определенного возраста просто не умеют делать ничего НАЗЛО, чтобы досадить преподавателю.

По своему ребенку я часто замечала, что он “ведет себя плохо” в те моменты, когда не понимает, что от него хотят. Или же он очень старается вести себя хорошо (в том смысле, как он понимает слова “хорошо”), но делает все невпопад и жутко злит тренера или воспитателя. А все потому, что нет образа. Недостаточно сказать – плыви от бортика к бортику прямо. Все эти слова не имеют смысла и образа. Нужно показать, где бортик. Как именно нужно плыть. Где тут, среди обилия вариантов – прямая.

Исходя из всего вышесказанного, пока что мой небогатый опыт говорит о том, что едва ли не единственный выход для сдвг-детей получить эффективное и глубокое обучение (а не “отсидел свой срок, хорошо что рядом было окно”…) – это индивидуальные занятия чем бы то ни было с очень терпеливым педагогом.