Истории о детях, про которых теперь знает весь мир

Однажды на мой пост о том, какие общие проблемы бывают у детей с особенностями развития, я получила комментарий от читательницы, которая призналась, что все пункты про ее сына, и ей от этого очень больно.Дорогая читательница! Я не знаю вашей ситуации, и даже не представляю, что могло бы вам помочь. Но я хочу рассказать вам несколько историй, которые в своё время стали для меня огромным ресурсом.

  • В одной многодетной семье жила-была девочка. Она была младшая, и в сравнении со своими блистательными боратом и сестрой была, мягко скажем, «отстающей» Талантов не было, читать и писать научилась позже обычного, была очень медлительная, постоянно витала в облаках. «Она у нас глуповатая, конечно, но миленькая внешне, надеюсь, ей повезёт с мужем», – говорила мама. С личной жизнью у неё и правда было все хорошо, но сегодня мы знаем девочку как Агату Кристи.
  • Жил-был мальчик, сейчас бы мы сказали, что у него ЗПР и дислексия. Но термины довольно новые, поэтому десятки лет назад, когда он учился, считалось, что он просто слегка умственно отсталый. Еще и неуклюжий до ужаса – как на физре надо попасть битой по мячу, над ним смеётся весь класс. Колледж он закончил в старости, и информация об этом облетела все таблоиды, потому что выпускника знал весь мир – его звали Стивен Спилберг.
  • Жил-был мальчик, про него говорили, что он конченый псих. А еще он так забавно сердился, когда его дразнили одноклассники. А дразнить было чем: в 10 лет он читал по слогам и отставал по всем предметам. Однажды он разозлился, взял тайком на кухне ножи для разделки стеков (такие, самые острые), принёс их в школу и начал метать в удивленных одноклассников. К счастью, ни в кого не попал. Но директор вызвал маму и сказал: «Что хотите делайте с вашим психом». «Ну, ладно», – вздохнула мама и забрала сына на домашнее обучение, и пару лет учила дома сама. Потом он стал пробовать себя в актерском ремесле, и сегодня мы его знаем по имени Райан Гослинг.
  • А еще одна девочка родилась в очень неблагополучном районе. Выйдешь из дома – а на улице стреляют. А у соседнего подъезда стоит наркоман и прям на улице колется. Полиция не очень любила на эту улицу приезжать, себе дороже. Папа у девочки был сильно верующий, он почесал свою седеющую голову и сказал: «Нет, я не верю, что у Бога на нас такой план, должен быть получше». Денег в семье не было, поэтому папа купил на барахолке самоучитель по игре в теннис, подержанную ракетку, и стал учить дочерей играть. Девочек звали Серена и Винус, а фамилия их была Уильямс.
  • Жил-был мальчик, он очень плохо учился, и совершенно не горел желанием учиться лучше. Сейчас бы сказали, что у него снижена мотивация. Маму мальчика как-то вызвали в школу, и сказали: «Нам кажется, что вам его надо просто побольше пороть». «Мне кажется, что вы офигели вконец», – рассердилась мама, и увезла мальчика вместе со всей семьей в Грецию, на Корфу. Там у него была масса времени на ничегонеделание. Учиться мама так сына и не заставила, но не сильно из-за этого переживала – семейка была веселая, и на фоне остальных детей неудачи с учебой у младшего сына вообще не отсвечивали. Об этой истории мы знаем из книг Джерарда Даррела, ведь он очень подробно рассказал всему миру о своей семье и любимой матери.
  • Жил-был мальчик, в 9 лет он очень сильно заболел и чуть не умер. Антибиотиков тогда еще не было, поэтому осложнения стоили мальчику слуха, а потом чуть не ослеп. Коррекционных школ не было, что с ним делать, учителя не знали, а (как будто глухоты было мало) друг за другом ушли близкие люди (мама и брат) – поэтому он даже не закончил начальной школы. Учился мальчик дома и сам, просто тому, что нравилось. У особых детей часто бывает, что самооценка низкая или завышенная. У нашего мальчика она была завышенная, поэтому, однажды он решил, что одно из его научных открытий нужно срочно описать и отправить в Москву – мужики-то не знают!! Письмо попало к Менделееву, тот почитал и грязно выругался: опять докучают всякие самоучки, это открытие-то сделано 25 лет назад!! Но интернета в те времена не было, и «списать» было просто неоткуда, поэтому Менделеев вчитался, почесал бороду, и отнёс письмо на очередное заседание физико-химического общества со словами: «Парень, конечно, самонадеянный, но пишет толково, давайте с ним спишемся и позовём в Москву». Так Константин Циолковский впервые попал в круг «своих».